Режиссер-постановщик театра-студии «Б.Э.Т.» Сергей Шестаков: «Комиксы — серьезный жанр литературы и может быть рекомендован взрослым»

Все популярней и популярней становится комикс-культура: снимаются фильмы, открываются выставки, а теперь и пьесы ставятся. Театр-студия «Б.Э.Т.» Юношеской библиотеки Республики Коми готовится представить зрителям уже вторую постановку, основанную на комиксах – «Чудеса». О грядущей премьере и образах супергероев в драме «Твоей Параллели» рассказал главный сценарист и режиссер-постановщик Сергей Шестаков.

— Как вы пришли к идее ставить спектакли по комиксам?

— В ЮБРК есть клуб комиксов и сериалов. Раньше комиксы были для меня чем-то достаточно простым, как например, «Том и Джери». Но я прочитал несколько работ и понял, что у них есть интересная сюжетная составляющая. Поэтому я решил попробовать перенести комиксы на сцену.

— С какими трудностями вы столкнулись при подготовке сценария первой постановки «Mr.J» о Джокере?

— Не все комиксы есть в продаже. Перед написанием сценария что-то пришлось прочитать на иностранном языке, что-то пришлось черпать из интернета. Необходимо было проработать достаточно большой объем материалов, чтобы выбрать нужное. Трудностей с каноническими персонажами комиксов было не так много. Сложно было добавить их в сюжет пьесы, которая была основой для «Mr. J»,  — «Человек-подушка» М. МакДонаха. Мы смешали героев из двух этих произведений. Сам перенос из сказочной атмосферы в грубую реальность требовал усилий.

9Eq95KY1-y0

— Как труппа отнеслась к идее поставить спектакль по комиксу?

— Радостно, потому что любят этот жанр, а также мистику и фантастику.

— Почему для постановки вы выбрали DC Comics, которое выпускает мрачные и тяжелые истории?

— Это мое любимое издательство, а Джокер – любимый персонаж и наиболее известный. К тому же он – человек без прошлого. Было интересно представить версию того, как он начинал свой путь в качестве суперзлодея.

— Рискованно было выбирать центральной фигурой суперзлодея, а не супергероя.

— Риск был обоснован. Показать злодея героем тоже захватывающе. Вышло так, что Джокеру в этом спектакле зрители могли и сопереживать. За ним стояли не только злодеи, у него есть своя идеология, которая могла бы и привлечь кого-нибудь.

MmaRDhGCcCk

— По вашему репертуару видно, что вы тяготеете к тяжелым жанрам – триллеру, психологической драме. С чем это связано?

— Еще с детства я люблю мистику. Я увлекался ужастикам – это, наверное, о многом говорит. Но темная сторона не должна восприниматься как что-то негативное. Это способ выразить мысль, пусть даже через мрачную, драматическую историю. Для меня это очень близко к реализму: в фильме «Темный рыцарь» фантастическая вселенная была  представлена максимально реалистично. Но перед подготовкой «Mr.J» я не рекомендовал актерам пересматривать трилогию Кристофера Нолана о Бэтмене, а обратиться к комиксам и постараться создать образ с нуля.

— Как гнетущую атмосферу переносят актеры?

— Кто-то из актеров сказал, что чем жестче, тем интересней. Мы не пытаемся показать жестокость ради жестокости, но в истории необходимы соответствующие детали. Если это триллер, то это должен быть триллер.

— Сейчас вы переключились на издательство Marvel?

— Да. Я бы не сказал, что эти комиксы отличаются от DC особой «светлостью» — это уже удел кинематографа, той подачи, которую использовали режиссеры. Истории Marvel не менее драматичны. Сюжет комикса «Чудеса», над адаптацией которого я сейчас работаю, зацепил меня тем, что автор показывает мир супергероев глазами обычного человека. Главное лицо – журналист из известной газеты. Он оказывается в той ситуации, когда в мире появляются супергерои, они объявляют войну друг другу, политикам. Взгляд со стороны на то, как люди ведут себя в таких случаях, какие жертвы приносят, показался мне интересным.

_uwpQDjVcsQ

— Какие супергерои задействованы в сюжете?

— И Капитан Америка, и Железный человек, и Фантастическая четверка, и Человек-паук. Но они все являются второстепенными или эпизодическими. Они – отражение того, что обычным людям не понять, того, что им не нравится. Уже не получится так болеть за Железного человека, потому что зачастую зритель будет рассматривать его как врага.

— Изменилась ли ваша аудитория, когда вы начали ставить пьесы по комиксам?

— Мы показывали спектакль на площадке СГУ, и зрителей было гораздо больше. Я уверен, что некоторые пришли, потому что любят именно комиксы.

— Пока вы работаете только с американскими комиксами. Можно ли японскую мангу перенести на сцену?

— Все можно перенести на сцену. Вопрос только в том, что хочет режиссер рассказать. Литература – это дополнительный источник, который поможет подчеркнуть детали, даст в помощь персонажей. До манги, может быть, мы тоже дойдем.

jUAC5WNofuc

— Комиксы считаются развлечением для детей и подростков. Как вы считаете, можно ли их приравнять к серьезной литературе?

— Я думаю, их нужно приравнять к серьезной литературе. Есть комиксы развлекательные, детские. Но учитывая то, что я читал и видел, это серьезный жанр литературы и может быть рекомендована взрослым.

— Вы планируете  дальше ставить спектакли по комиксам?

— «Чудеса» – это пока единственное, что у меня есть для пополнения репертуара. Есть пожелания актеров расширить вселенную DC, рассказать о Пингвине, Освальде Кобблпоте. Посмотрим, как примут зрители Marvel.

Беседовала Елизавета Морохина

Фото из архива театра-студии «Б.Э.Т.» 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.