Денис Масальцев: «Пожарный — это архитектор, физик и спортсмен в одном флаконе»

Ко Дню пожарной охраны России, 30 апреля, корреспондент «Твоей Параллели» побеседовала с Денисом Масальцевым, заместителем начальника пожарной части №118 11-го Управления противопожарной службы и гражданской защиты Коми, и вникла в особенности и сложности опасной профессии пожарного.

— Что повлияло на ваш выбор профессии?

— Мне всегда нравилась отрасль пожарной охраны. Ещё с детства. Нравились пожарные машины, на мой взгляд, они символизируют красоту и силу одновременно. Профессия пожарного — мужественная, люди к ней относятся с уважением.

— Где учатся на пожарных?

— Учеба у меня проходила в Федеральном учебном центре на Сысольском шоссе — это оранжевое здание с цифрами «01» на фасаде. Там я проходил учёбу два раза: вначале на пожарного обучался три месяца, затем — на командира отделения. Помимо этого для руководящего состава пожарной охраны необходимо высшее техническое образование, сейчас я обучаюсь в Санкт-Петербургском университете МЧС по направлению пожарная безопасность.

— Как после обучения на пожарного люди распределяются по местам работы?

— Возможны два варианта. Сначала можно устроиться на место работы, а оттуда уже отправят на учёбу, причем эту учёбу будет оплачивать организация. Другой вариант — отучиться и искать работу уже с образованием. В принципе, второй вариант более вероятен, так как работу найти проще обученному человеку, он сразу же может приступать к выполнению обязанностей. Да и уважения со стороны руководства к таким людям больше.

PB150651

— Вас недавно повысили. Что послужило причиной такого доверия?

— Хорошая работа, которая оценивается не только количеством потушенных пожаров, но и качеством исполнения должностных обязанностей. У нас очень много служебной документации, которой мы занимаемся на работе, которую мы должны обрабатывать и заполнять. Плюс к этому должно быть успешное и рациональное проведение хозяйственно-административных работ и дел. По совокупности всех этих показателей моё руководство посчитало, что я заслуживаю места заместителя начальника части. Я и сам к этому, конечно, стремился. И вот с одобрения Управления и по ходатайству руководства отряда я заступил на должность.

— Какие у вас обязанности на этой должности?

— Обязанность, целиком возложенная на заместителя начальника части, — занятия профессиональной подготовкой с личным составом. Другие обязанности разделяются с начальником части — это контроль за содержанием, присмотром и уходом за пожарной техникой и пожарной частью в целом. Необходимо, чтобы личный состав и техника были в полной готовности к выезду на тушение пожаров, к выполнению аварийно-спасательных работ. Помимо этого, в пожарной части должны проводиться работы согласно Концепции развития, заданной на пять лет вперёд. Конкретно в нашей части планируется до 2019 года построить огневую полосу и учебный полигон. Необходимо организовывать мероприятия по строительству объектов и вести контроль за тем, как они выполняются. Стройка в основном ведётся силами личного состава. Также нужно договариваться с администрацией, чтобы нам по возможности помогали с землёй, песком и другими материалами, необходимыми для строительства. Помимо этого мы проводим работу по профилактике пожаров с жителями нашего района, контролируем ведение служебной документации части и проводим другие рабочие мероприятия.

— Какой обычный распорядок дня на работе?

— Сейчас у меня пятидневная рабочая неделя, я работаю с 8 утра и до 5 вечера. Но рабочий день ненормированный. Начальник и замначальника поочерёдно несут ответственное дежурство по части. Тот, кто несёт дежурство, обязан выезжать на пожары и ДТП в любое время дня и ночи. То есть я не могу после окончания рабочего дня пойти расслабиться, потому что в любой момент меня могут выдернуть на вызов, я всегда «сижу на телефоне».

2

— Часто случаются пожары?

— Пожаров может быть сколько угодно, бывает за одни сутки по 30 пожаров, а бывает, что их нет целыми месяцами. Хорошо, когда нет пожаров. И для пожарных спокойнее, и люди радуются, потому что как в пословице говорится: «Когда пожарный спит — люди веселятся, когда пожарный работает — люди плачут».

— Каким образом отбираются пожары, на которые вы выезжаете?

— Каждая часть находится в определенном месте, а район выезда этой части — ближайшие к ней населённые пункты. Для соседней части этот район будет уже подрайоном выезда.

— Есть ли какая-то градация вызовов?

— Номер вызова, или ранг пожара, определяет тот, кто первым приехал на вызов (РТП — руководитель тушения пожара). Он объявляет условный номер пожара. У нас они все зафиксированы. Всё зависит от того, находятся ли рядом водоисточники, есть ли угроза распространения огня на соседние дома и другие населённые пункты, есть ли угроза жителям. Но это уже более профессиональные моменты.

— Количество человек, которых отправляют на пожар, зависит от его ранга?

— Не только. Количество человек и техники ещё зависит от того, сколько их находится в гарнизоне. Например, в нашем гарнизоне на место пожара выезжает максимум 12 машин. Если пожар серьёзный, то на место выезжает вся техника из Сыктывкара. Плюс техника из соседних посёлков.

PA130893

— Но тогда без защиты остаются те населённые пункты, откуда уехала вся техника.

— Если в районе, откуда уехали все машины, начнётся пожар, то приезжает техника из соседнего района.

— Тогда получается замкнутый круг.

— Как правило, районы без пожарных не остаются. У нас составляется расписание выездов (утверждается на местный гарнизон Сыктывкара и Сыктывдинского района) и план привлечения сил и средств (утверждается на всю республику). Так что всё продумано. В случае серьёзных ситуаций вводится резервная техника, которая есть в каждой пожарной части, и поднимаются люди, у которых в данный момент выходной.

— Из-за чего чаще всего происходят пожары?

— Основные причины — это нарушение правил эксплуатации электроприборов, электропроводки, печей. Немаловажным фактором, конечно же, является людская невнимательность. У нас проходят профилактики пожаров, мы постоянно раздаём людям памятки о пожарной безопасности. Но когда мы выясняем причины пожара, становится понятно, что люди пренебрегают этими простыми правилами. Некоторые просто надеются на авось. А когда случается пожар, ответ один: «Думали, что такого не случится».

— Можете вспомнить самый первый пожар, на который вас отправили?

— Да, самый первый пожар я помню, я тогда ещё стажировался. Шли вторые сутки стажировки, мы выехали на достаточно крупный пожар — горел большой жилой частный дом по всей площади. Тушили мы его практически всю ночь, мы прибыли на место пожара около 12 ночи, а обратно вернулись к 8 утра.

— Как проходит ликвидация пожара?

— Сначала мы тушим основной огонь, то есть ликвидируем открытое горение. Затем происходит проливка конструкций, когда поливается водой всё, что осталось от здания. Это называется ликвидацией скрытого горения. Проливка чаще всего проводится в старых частных домах, их довольно сильно утепляют, бывает, что в полу несколько слоёв опилок. А прессованный слой опилок поливать сверху водой бесполезно. Его нужно разбирать и поливать изнутри. Если этого не сделать, то опилки несколько суток могут тлеть, и пожар разгорится снова. Бывает такое, что дом приходится разбирать полностью. Для этого есть механизированные и гидравлические инструменты, бензопилы, бензорезы. В общем, без инструментов никак.

— На самом первом пожаре вам было страшно?

— Больше было адреналина.

— Пока вы обучаетесь на пожарного, вам преподают какие-то специальные дисциплины?

— Да, есть курс психологии. Проводятся тесты, выявляющие техническое мышление, которое немаловажно в пожарной охране, так как человек должен разбираться в технике. У пожарного должна быть и инженерно-техническая мысль, чтобы понимать устройство дома, понимать, с какой стороны нужно подъезжать к дому, где несущая стена, какие перекрытия будут рушиться в первую очередь, чтобы пожарный мог правильно выбрать решающее направление тушения пожара.

— А на работе проводятся какие-то особенные тренировки, занятия?

— Помимо нормативов и занятий по физической и пожарно-строевой подготовке, а также противопожарной службе гражданской обороны, раз в квартал мы проходим теплодымокамеру. Она представляет собой помещение с узкими лабиринтами, в которых передвигаться можно только ползком. В этой камере стоит генератор дыма, чтобы воссоздать обычную при пожаре задымленность, когда ничего не видно и пробираться можно только на ощупь. В камере есть тупики, люки. Эти лабиринты постоянно меняются, так что привыкнуть к теплодымокамере невозможно. Это полезно, ведь в горящий дом, где полная задымленность и где не видно ничего, люди заходят в первый раз, им нужно как-то ориентироваться, уметь думать в такой ситуации. Мы, конечно, заходим в горящие здания с фонарём, но он освещает где-то на пять сантиметров перед собой, то есть на ощупь не только передвигаешься, но и ищешь тех, кого надо спасти, пытаешься провести проверку помещения.

3

В теплодымокамере идет проверка на то, не боится ли человек замкнутого пространства, не боится ли остаться «вслепую» в задымленном помещении.
Бывали случаи, когда человек вроде хорошо отучился, приходил в теплодымокамеру, проползал некоторое расстояние в ней и вдруг начинал паниковать. В таких случаях с этим человеком сразу прощаются — его отчисляют, если он ещё учится, либо увольняют, если уже отучился.

— То есть можно сказать, что пожарный — это одновременно архитектор, физик и спортсмен?

— Да, всё в одном флаконе.

— Бывало так, что человек, прошедший испытание в теплодымокамере, начинал паниковать уже на месте реального пожара?

— В моём опыте – нет, такого не бывало. Личный состав всегда следует приказу. Когда следуешь приказу, времени для паники нет. Если говорят идти в огонь, то все идут в огонь, отказаться никому и в голову не приходит.

— А женщины могут быть пожарными?

— Обычно женщины работают диспетчерами, женщин-пожарных нет. По крайней мере, у нас в республике.

— Самый страшный пожар, который вы тушили?

— Самый страшный пожар — когда я увидел газовые баллоны в огне. Мы зашли звеном в горящий дачный дом, я шёл впереди командиром звена. Подо мной провалился пол. Я оказался в подвале и увидел, что передо мной стоят два газовых баллона, а вокруг них огонь. В тот момент мысли начали метаться очень быстро: что надо делать, как выбираться отсюда, как вытаскивать баллоны. Но страха не было. Страх почувствовал позже, когда приехал домой после смены, тогда подумал, что если бы баллоны взорвались, было бы… нехорошо.

IMG_0101

— То есть часто бывает так, что приезжаете с пожара и только тогда начинаете испытывать страх?

— Когда ты на пожаре, нет времени поддаваться эмоциям, надо действовать быстро. Обстановка может меняться каждую секунду: горение происходит всегда по непредсказуемому сценарию и приходится руководствоваться определенной тактикой тушения пожара. Тактику тушения, а также разнообразные методические рекомендации мы постоянно изучаем и повторяем.

— Морально тяжело работать пожарным?

— Бывает тяжело морально, когда приезжаешь после смены домой и чувствуешь, что не успел сделать что-то. Например, была ситуация, когда сгорел заживо человек. Но это не зависело от нас: звонок о пожаре поступил поздно. Если бы звонок о пожаре поступил раньше, то этого могло бы не случиться, мы могли бы приехать быстрее и спасти его, вытащить из огня.

— Бывало ли такое, что после страшного пожара вам приходилось обращаться к психологу?

— Нет, такого не было. В гарнизоне есть психолог, который выезжает на место пожара, но это только в том случае, если пожар крупный и серьезный, когда на самом деле необходима психологическая помощь пострадавшим в результате пожара. Недавно в Воркуте был взрыв на шахте, вот туда у нас выезжали психологи.

— Бывали ли трагические случаи, которых могло бы не быть, но по каким-то определенным факторам они всё же произошли?

— Нет, такого не было. Мы всегда всё делаем максимально быстро. Каждый день, каждые рабочие сутки мы отрабатываем нормативы, с этим у нас строго. Нормативы по пожарно-строевой подготовке, физической, по противопожарной службе гражданской обороны. Один из основных нормативов — сбор и выезд по тревоге. Даётся 34 секунды на выезд караула. Все в 34 секунды укладываются, выезжают даже раньше. И на место пожара мы приезжаем всегда максимально быстро. Так что случаев опоздания по причине собственной медлительности у нас не бывает.

— В фильмах, связанных с вашей профессией, пожарные чаще всего спускаются по пожарному столбу. Это действительно так?

— Конкретно в нашей части пожарного столба нет. Но в пожарных частях более крупных городов, где личного состава больше, такие столбы есть. Они нужны для ускорения спуска.

— А юмор в вашей профессии присутствует?

— Конечно, присутствует. Но мы редко шутим между собой, у нас иногда просто что-то обсудить времени нет. Работа требует очень быстрых действий, временем раскидываться нельзя.

— Как к вашей профессии относятся родные?

— Раньше беспокоились за меня, а сейчас уже привыкли. Бывало, что на пожаре, куда я выезжал, телефон садился, и когда я приезжал домой, то родные были в панике, чуть ли уже не все больницы обзванивали.

— Хотите ли вы, чтобы ваши дети работали пожарными?

— Я буду не против. Но своим детям навязывать выбор профессии не буду.

— Какие требования, на ваш взгляд, должны предъявлять тем, кого берут на работу пожарного?

— Основное требование к пожарному — хорошая физическая подготовка. Очень много приходится работать именно физически, нужна выносливость. На самом пожаре необходимо действовать максимально быстро, делать много вещей, связанных с физическим трудом. Помимо этого пожарный должен чётко следовать приказам руководства. Ещё важна смелость, но не в плане безрассудства, а в плане решительности.

4

— А фильмы про пожарных смотрите? Или вам и на работе этого всего хватает?

— Фильмов, где была бы раскрыта работа пожарной охраны, я не видел. Но если бы такой фильм появился, я бы с удовольствие его посмотрел.

Беседовала Александра Кравчук
Фото Нелли Горбаченко и из личного архива Дениса Масальцева


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.