Велотуристы из республики выяснили: Адам был грузин, а Ева – коми

В мае группа сыктывкарских велотуристов вернулась из Грузии. В составе команды была слушательница школы межэтнической журналистики Елена Туркина. Она выяснила, действительно ли грузины воруют невест, любят гостей и говорят длинные тосты.

Тбилиси – лишь фасад

Чтобы понять Грузию, мало посетить Тбилиси. Здесь в столице: wi-fi и сервис, фуникулер и парк развлечений, галереи и рестораны, такси и общественный транспорт. С главным городом Грузии мы познакомились под занавес путешествия. Отсюда, не на велосипедах, съездили в монастырь Джвари, Мцхету, Боржоми, Батуми, Гори. Но это уже была другая немного европейская история, наполненная иными мыслями и чувствами.

Как в любом большом городе, в Тбилиси «правят» политика и экономика: с туристами говорят преимущественно на английском, с милой улыбкой всегда предлагают кофе. Особой нелюбви к русским мы не заметили, если не считать надписей, расклеенных по всему городу «Russia is occupant». Досадно и то, что ни в одном театре нам не продали билеты. Дама на кассе из драматического сначала делала вид, что не понимает ни русский, ни английский. Потом предположила, спектакль на грузинском языке будет вам не интересен, а в финале уверенно отрезала: билетов нет! Оказалось, труппа театра оперы и балета уехала на гастроли, а в кукольном — всего 80 мест, их бронируют задолго до начала представления. Расстраиваться не стали, утолили жажду к прекрасному картинами Пиросмани в Грузинском Национальном музее. Нико Пиросманишвили (более известный как Пиросмани) — тот самый художник, романтический подвиг которого, увековечен в песне «Миллион алых роз».

Без намека на подвиг

Группа собралась с разным уровнем подготовки, было нас ни много ни мало 23 человека. Маршрут готовился и обсуждался заранее, а как только сошел снег, мы выехали на командные тренировки. На практике отрабатывали язык велосипедистов, учились держать колонну, резко тормозить, съезжать с горки и правильно объезжать препятствия. Упаковка велосипеда тоже оказалась целой эпопеей, чтобы довезти спортивный инвентарь в целости и сохранности. Все важные детали мы «защищали» слоями пенопласта, картона, воздушно-пузырчатой пленки. В среднем упакованный велосипед весит примерно 20 килограммов. Плюс к нему скромный гардероб туриста, где все самое необходимое. Ведь когда все вещи нужно везти на себе, желание захватить пару лишних футболочек сразу пропадает.

Прилетели во Владикавказ ночью. Ждали нас два микроавтобуса, заранее бронировали еще в Сыктывкаре. Быстро загрузили рюкзаки, инвентарь и двинулись в сторону границы.

Стиль вождения горячих южных автомобилистов немного напугал. Машины неслись по крутой дороге с бешеной скоростью. Когда я представила себя на трассе на велосипеде, то подумала, кажется, это было слишком смелое решение: отправится в первый велопоход в горную Грузию? С этими мыслями и уснула.

До крепости Ананури, где протекает река Арагви, мы добрались в шесть утра. Разбили лагерь, сразу легли спать. Ближе к десяти пришел пастух на вид лет 60-ти, сказал, что это частная территория и нужно заплатить. Мы жадничать не стали, скинулись «за аренду», кажется, по два лари (1 лари примерно 27 рублей). Местные деньги успели купить в обменике на границе. Как мы узнали позже, территория, что ни на есть общественная, просто мужчина решил на нас заработать.

В первый день для неопытного туриста есть только одно правило: доверять команде и быть внимательным. Я наблюдала, как упаковывают рюкзаки и распределяют снаряжение бывалые велопутешественники — старалась повторить. Потом проверка колес, переключателей, тормозов, попытка прокатиться с грузом — и мы уже на маршруте. Поначалу наслаждаться прекрасными видами и многочисленными архитектурными древностями как-то не получалось. Перед походом, я начиталась блогов, мол, болеть будет все: колени, руки и то самое место, которому (если верить рекламе) должна помочь силиконовая подкладка на седло.

Первая точка маршрута, она же культурная достопримечательность, крепость Ананури. До нее мы поднимались в гору, так что основная часть группы велосипеды оседлать не решилась. И без намека на спортивный подвиг мы катили их рядом с собой.

Главное строение крепости — церковь Успения Богородицы, построенная в 1689 году. Снаружи — резьба по камню, внутри — остатки настенных росписей. Рядом еще один храм — церковь Спасителя. Похожие атмосферные, притягательные места нас ждали повсюду по нитке маршрута: крепость Кветера, замок Греми, монастырь Некреси на горе над Алазанской долиной, Монастырь святой Нино Бодбе недалеко от Сигнахи.

Исповедь первого вело дня

Трасса рельефная, оживленная, так что можно забыть тренировки по городским велодорожкам или тротуарам, здесь действуют «взрослые» правила. Большегрузы дышали выхлопными газами, поднимая дорожную пыль и оставляя после себя запах резины. А я инстинктивно перемещалась на каменистую бровку.

— Переключи скорость! Ты едешь на самой сложной, – обгоняя, кричит кто-то из наших.

Эту фразу от разных людей и в разных вариациях я слышала много раз. Поэтому задачей №1 было научиться чувствовать своего железного коня и подстроится к темпу группы.

Вторым испытанием оказались даже не подъемы, а как ни странно, спуски. Когда нужно наверх, все понятно: слезаешь с велика и монотонно идешь-идешь… А вот когда тебя несет вниз, дух захватывает, и ты моментально теряешь чувство контроля над ситуацией. Гораздо позже понимаешь, в этом весь драйв, такой адреналин, такая энергия, которой ты учишься управлять.

Поломками багажников, не сдюживших под тяжестью груза и спущенными колесами, думаю, никого не удивишь. А если, уж, завершать исповедь про потрясения первого вело дня, то испугом от грохота, упавшей на скорости бутылки с водой. Все же еще пара мастер-классов по установке багажа у опытных туристов мне совсем не помещает!

Где велосипеды? Или в Грузии не воруют

Разбили лагерь в селе Жинвали, в парке рядом с постом полиции. Палатки, ужин у костра, гостеприимные хозяева, даже мэр Жинвали посетил нас вечером. Мы рассказали о маршруте, он о своем селе. Оказалось, здесь проживает долгожитель, которому недавно исполнилось 102 года. Мы хотели навестить ветерана утром и поздравить с наступающим Днем Победы. Но проснувшись, обнаружили пропажу трех велосипедов.

В шоке были все участники похода, ведь по информации из разных блогов, отзывов путешественников, велосипеды можно даже не крепить на замок, в Грузии не воруют. Наши не спасли и вело замки.

В полицию далеко идти не пришлось, примерно 300 метров от лагеря. Поэтому все вопросы решались оперативно. Сотрудники осмотрели территорию, перевязали оставшиеся велосипеды желтой лентой, опросили потерпевших и сразу занялись поиском. Мы же остались на вынужденную дневку.

Когда отправились на прогулку по Жинвали, поняли, каждый встречный знает о русских туристах и пропаже велосипедов. Местные жители твердили: «В в Грузии не воруют! Это невозможно. Этих людей накажут». Предлагали помощь, например, отвезти в Тбилиси; проводить до места, где делают самые вкусные хинкали; найти обменик или угостить вином.

Так же случайно мы познакомились с доброжелательным Зазой Гариашвили. Он оказался директором Жинвальского дома культуры и пригласил на экскурсию. Здесь, в ДК, все как в старые добрые времена: лепнина на стенах, бархатные занавески, потертые кресла, украшения из бумаги. Несмотря на советский антураж, сельский клуб место, где, по-прежнему, кипит культурная жизнь. Сам Заза учит детей играть на национальных музыкальных инструментах, вывозит самых талантливых «подопечных» на грузинские и международные конкурсы.

Велосипеды нашли под мостом по дороге на Тбилиси ближе к вечеру. Говорят, мэр лично обошел все село и привлек к поискам жителей. Меня удивило, что простые прохожие, люди, которые видят нас впервые, искренне переживали, пытались помочь. А ведь если бы не пропажа велосипедов, мы бы не остановились в Жинвали, не увидели настоящего грузинского гостеприимства, которое проявляется, отнюдь, не в витиеватых тостах.

Финальные посиделки у костра в Жинвали напомнили мне встречу старых друзей, несмотря на то, что на огонек заходили люди разных профессий и возрастов. Кто-то работал дальнобойщиком в Коми и с ностальгией вспоминает вкус морошки, кто-то служил в армии на территории России, у кого-то родственники живут в Москве и Краснодаре.

Я попыталась сказать, что этот случай нам многое рассказал о грузинском народе:

— Не важно, грузин или русский, попал в беду, ему надо помочь. Есть общечеловеческие ценности, которые вне культур и вне политики.

На меня пристально посмотрел грузин лет 30-ти, кажется, его звали Александр и спросил:

— А ты разве не знала? Адам был грузин, а Ева – коми. Она приехала в Грузию на велосипеде…

И под всеобщий хохот мы продолжили сочинять тосты.

Это был удивительный день и удивительный вечер, когда грузины и русские пели «Катюшу», обнимались, обменивались телефонами и приглашали друг друга в гости.

Садись, Сидоров!

Ни дня не прошло в путешествии без традиционного приветствия гамарджоба. Оно настигало нас на стоянках и на трассе, в городах и совсем маленьких селах. Водители и пассажиры высовывались из автомобильных окон, чтобы выкрикнуть заветное: «Гамарджоба! Вы откуда? Куда направляетесь?» Мы проигрывали эту пленку раз десять за день, часто ответ им был не важен, и в какой-то момент я даже стала уставать от «вежливости». Только начнешь погружаться в пейзаж, как тебя тут же напугает визгливый автомобильный сигнал. Но и к этому со временем привыкаешь, как привыкаешь к лаю собак в сельской местности, которые пасут стада домашнего скота. Страшно было въезжать и в бесконечное облако блеющих овечек, как это было на пути в Ахмету.

— У моей бабушки было четыре овечки! — кричу я, съезжая с горы.

— Выбирай любые четыре, забирай с собой, — отвечает хозяин стада, — Люблю Россию, Россия – щедрая душа! Я сам русский и русских всегда узнаю, меня и зовут Юра.

Оказалось, что мужчина всю жизнь живет в Панкисском ущелье на севере Грузии (там проживают потомки переселенцев из Чечни еще с XVI века), себя определяет, как этнический чеченец. Родился он 12 апреля 1961 года, поэтому и назвали его Зураб, Юра то есть, в честь Гагарина. Разводит овец, сейчас в его стаде более 500 голов, хотя продавать мясо и шерсть сейчас особо некуда, по словам Зураба, страна переживает глубокий кризис.

Из-за серьезной поломки нам пришлось ловить попутную машину. На одном из спусков, моя покрышка с шумом взорвалась, а рем мастер с запаской далеко укатил вперед. Я и руководитель велогруппы Роман Сидоров загрузили велосипеды в старенький «Форд» и поехали в ближайший населенный пункт, искать магазин с запчастями. Водитель Авто Мамуашвили признался, что говорил по-русски лет 20 назад, когда служил в армии, а его пассажиры (мужчина с мальчиком лет шести-семи) ни на русском, ни на английском не понимают.

По дороге грузин рассказал, что невест они больше не воруют, в аул могут увезти только по предварительному согласованию с самой девушкой. Поведал о том, что в Новый год они наряжают елку, красят яйца на Пасху и удивился, что в России делают то же самое. Вдруг Авто бросил взгляд на рюкзак Романа, где английскими буквами было написано «Sidorov» и спросил:

— А как твоя фамилия?

— Сидоров

— Садись, Сидоров!

И мы засмеялись.

— Я помню эту фамилию из журнала «Крокодил», про Сидорова много русских анекдотов, – оправдался грузин.

Авто сделал для нас очень много: довез до Ахметы, показал, где купить запчасти, оформил сим-карты на свое имя и каждый день звонил, чтобы узнать, все ли у нас в порядке. Он ждал нас в гости в своей деревне Арашенда, готов был накормить и разместить у себя всю группу, а это 23 человека. Но из-за форс-мажоров и поломок мы очень выбились из графика и попросту не успели заглянуть к нашему генацвале.

340 вместо 500

Ограничения учат креативно мыслить. Где, если не в походе увидишь приклеенные скотчем к раме велосипеда бутылку с водой или бананы? Или объемный котелок на руле, замотанный изолентой? А в нем орехи, фрукты, косметичка или инструменты… В велотуре все не просто так. Очки, например, отнюдь, не только от солнца, а, чтобы камешки и насекомые в глаза не попадали.

С опасностями со стороны фауны мы не столкнулись, хотя пару раз видели змей, летучих мышей, поймали в палатке одного клеща. А ночное поле светлячков останется, наверное, самым трогательным впечатление от Грузии. Маленькие еле заметные святящиеся точки в траве я заметила во время дежурства…одна, вторая, третья искорка размером с пылинку, да их тут целое поле!

По маршруту мы ехали хорошо и весело, несмотря на то, что велосипеды на горных дорогах ломались, в кафе частенько не хватало еды на такую большую группу. В глубинке Грузии еще нет таких понятий как сервис или рестораны быстрого питания. Поэтому в хостелах часто не оказывалось воды, пружина кровати доставала до пола, а обед затягивался на четыре часа. Но в том-то и суть, что турист – это абсолютный оптимист и ни за какие коврижки не променяет активный отдых на all inclusive.

Несомненно, это был тур не только культурных впечатлений, но и гастрономических откровений. Харчо, хинкали, чахохбили, лобио, чакопули, хачапури… Все это свежеприготовленное, обжигающее, только из печи. Лиловые глянцевые баклажаны, пузатый красный сладкий перец, сочная морковь, сахарные помидоры, лук, чеснок, сыр, ароматные травы и специи – все краски и вкусы переплелись в грузинской кухне.

Мы очень расстраивались, что нам не всегда удавалось пройти запланированные 50 км в сутки. Не сказать, что наша группа была созерцательная и тихоходная, но что-то с самого начала не клеилось. Увы, со спортивной задачей мы не справились, вместо 500 километров прошли всего 340.

Мы не увидели море, не заехали в сердце Кахетии – Телави, достопримечательности часто осматривали только издалека. Мы сократили ветку маршрута, чтобы в Тбилиси заехать все-таки на велосипеде, а не на общественном транспорте.

Столица — только одна сторона медали, красивый фасад страны. Но, в глубинке, нам удалось увидеть другую Грузию, которая навсегда останется в памяти удивительными щедрыми, добрыми людьми, зелёными горами со снежными вершинами, витиеватыми виноградными зарослями, восхитительными запахами цветущих лугов.

_____________________________________________________

Команда благодарит за подготовку заслуженного путешественника России, руководителя учебно-методического центра по туризму Сыктывкарского государственного университета им. Питирима Сорокина Дамира Дамировича Газизова. А также автора и руководителя проекта «ВелоГрузия» Романа Сидорова.

Елена Туркина


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.