Яков Шлегель: «Где родился – там и пригодился»

В июне немецкая автономия Сыктывкара отправляется в очередную экспедицию по местам спецпоселений. Традиционно большая часть группы – молодежь. Один из активистов молодежного крыла автономии, фотограф «Комиинформа» Яков Шлегель рассказал ТП об истории своего рода и почему для него так важно сохранять память предков.

— Яша, как ты считаешь, важна ли для молодежи национальная самоидентификация? Какое значение молодые люди придают «национальной» теме?

— Важно знать о своих предках, ценить культуру, сохранять или возрождать. Главное, чтобы «национальная» тема была правильно понята, без каких-либо искажений и в дальнейшем протестных действий по отношению к другим национальностям.

Немецкий философ Артур Шопенгауэр как-то сказал: «Когда человеку нечем гордиться, он начинает гордиться своей национальностью». К сожалению, так случается, что некоторые люди начинают «гордиться» своей национальностью и при этом относятся к другим этносам негативно, основываясь на заблуждениях, навязанных некорректной информацией.

— Когда ты стал идентифицировать себя со своим народом? Как это подавалось в твоей семье?

— Всё началось с того момента, когда в детстве отец сказал мне, что он немец. Общаясь с родными, я слушал рассказы про то, как мои бабушки и дедушки жили до тяжелых времен, связанных, естественно, со ссылкой на Север в 30-х годах прошлого века.

— Что ты знаешь о своих предках? Как они попали в Россию?

— Мои предки приехали в Россию, когда Екатерина II издала манифест о позволении иностранцам селиться в России. Это стало началом массовой иммиграции, прежде всего, немцев-протестантов, в основном, в Поволжье. Я знаю, что раньше там были немецкие деревни Фриденфельд и Франкрайх, где жили мои бабушки и дедушки. Знаю, что жили небедно, всё было хорошо благодаря их заслугам в освоении земли и разведении хозяйства. У моего прадеда, например, была своя мельница.

В 1930 году всю семью моей бабушки «раскулачили», как и многие другие народы, позже началась война с нацистами, и все немцы автоматически были признаны врагами народа. Сослали моих предков в Архангельскую область. В 1953 году после смерти Сталина родился мой отец, и он тоже попал под ту же политическую статью, что и его родители. Позже статью отменили и дали возможность для реабилитации. Какое-то время отец жил в Архангельской области, но позже по работе приехал в Сыктывкар, познакомился с мамой, так здесь и обосновались.

— Что, кроме фамилии, отличает тебя как представителя немецкого народа?

— Если бы у нас в семье сохранился немецкий язык и я разговаривал на нём, тогда бы это выделяло меня от других и все бы точно знали, что я немец, а так ничего принципиально меня не отличает. Если мне не называть фамилию, то я такой же, как и все люди.

— Отмечаете ли вы дома национальные даты?

— Мои предки были набожными людьми и посещали лютеранскую церковь. 24 декабря сочельник по григорианскому календарю, в этот же день родился мой отец, это мы знаем и помним.

— Ты входишь в молодежное объединение немецкой автономии. В чем заключается его деятельность? Насколько массовым можно считать это движение? Входят ли в него ребята другой национальности?

— На самом деле, я не так активно участвую в деятельности НМО, как хотелось бы, и на это есть причины, связанные с недостатком свободного времени, но я знаю, что главная цель молодежной организации – это сохранение культурных ценностей, для этого много чего организуется.

Отделение молодежной организации российских немцев республики Коми входит в состав межрегиональной общественной организации «Немецкое молодежное объединение» — «Jugendring der Russlanddeutschen», которая объединяет 58 молодежных общественных организаций российских немцев в 35 регионах России.

В активе движения, насколько я знаю, нет особых критериев отбора по национальному признаку, главное, чтобы люди развивали движение, создавали и продвигали свои проекты на благо российских немцев.

— Ты участник экспедиций немецкой НКА по местам спецпоселений. Что значит для тебя эта тема?

— Экспедиция организуется уже не в первый раз, и я сам еще не участвовал, но следил за ходом данного мероприятия. Считаю эту тему очень важной, так как в первую очередь главная цель это встретиться с пожилыми немцами, живущими в данных местах, собрать информацию об истории их жизни, чтобы в будущем потомки помнили и знали, как всё было.

— Ты хотел бы переехать в Германию на постоянное место жительства?

— Я считаю, где родился – там и пригодился. Честно сказать, с каждым днем я всё больше и сильнее люблю Республику Коми, и даже в другой регион уезжать нет желания, но я не прочь бы побывать на родине предков в Германии. Хотелось бы почувствовать и представить ту атмосферу, как они там жили.

*** Яков Шлегель — 27 лет, увлекается фотографией и рисованием, любит лес и всё, что с ним связано. По образованию мастер сухого строительства, работает фотографом в информагентстве.

Материал подготовлен в рамках проекта Школа межэтнической журналистики

Беседовала Мария Майер


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.