«Остаётся только плакать по ночам и есть» — тайное интервью с гимнасткой

Получать аплодисменты, кокетничать с поклонниками, выступать на большой сцене в ярких костюмах мечтает каждая девушка. Согнуться пополам, сделать кульбит или прыгнуть на бревне могут единицы. Гимнасткам доступно и первое, и второе. Вот только испытание спортом может пройти не каждый. «Твоя Параллель» узнала у бывшей гимнастки, обладательницы разряда кандидата в мастера спорта о продажных судьях и родственных связях.

— С какого периода и как долго Вы занимались гимнастикой?

— Спортивная карьера началась с пяти лет. Я должна была пойти в первый класс. И родители приняли решение: мне необходимы физические нагрузки помимо школьной программы. Так попала в детскую спортивную школу, где и начала заниматься гимнастикой. Гимнастика стала моим хобби на девять лет.

— Получается, что Вас заставили заниматься гимнастикой родители? Или это было Ваше желание?

— Не могу сказать, что очень хотела головокружительную карьеру спортсменки. По словам моих родителей, ребёнком я была активным, и нужно было куда-то девать эту энергию непоседы. А что может быть в этом случае лучше спорта? К тому же художественная гимнастика – хороший выбор для девочки. Да и занималась я с удовольствием. Так что даже не знаю, заставляли меня или нет. Всё само по себе удачно сложилось.

— Что привлекало Вас в этом спорте?

— Смотрела на выступление групп старших девочек, очень нравилось, что все на них обращают внимание, дарят аплодисменты. Хотелось прочувствовать это на себе. Также гимнастика давала чувство того, что ты – часть какого-то большого мира спорта. И как для подростка мне это было важно.

— Вы выступали в командном составе или индивидуально?

— У нас выступали все в командной категории: разновозрастной состав из 12 – 15 человек или стандартный из 6 участников. К индивидуальным выступлениям никого не готовили. Исключения составляли лишь полуминутные смотры перед комиссией, необходимые для подтверждения разряда.

— Какие отношения в коллективе гимнасток? Есть ли место дружбе?

— Не сказала бы, что у нас была дружба. По крайне мере, у меня с коллективом её точно не существовало. Взаимоотношения, откровенно говоря, сложились плохими. В группе все девочки оказались на год – два меня старше. А в юном возрасте эта разница очень чувствуется, поэтому в свой круг общения гимнастки меня не приняли.

— Завидовали ли Вы кому-нибудь из своего коллектива?

— Честно признаться, нет.

— А Вам завидовали?

— Была одна причина, из-за которой мне завидовали. Я была худенькой, что очень ценится в художественной гимнастике, а одногруппницы — нет. Они частенько ехидно подсмеивались надо мной из-за этого.

— Расскажите о своём первом серьёзном выступлении?

— Признаться, я плохо его помню. Вспоминается только, что это было на первом или втором году обучения где-то за городом. Перед выступлением и во время него чувствовалось безумное давление и напряжение. Во-первых, создаётся впечатление, что зрители большого зала смотрят исключительно на тебя, игнорируя пять человек вашей команды. Во-вторых, ты боишься сбиться с ритма, не улыбнуться или забыть движение. Ведь ты испортишь общую картину номера и подведёшь всю команду! Это были сильные эмоции! Конечно, уже после показа меня переполняли и радость, и гордость.

— Были ли у Вас победы, и какая самая трудная?

— Победы, конечно, были. Но вот самой трудной не было. Мы не участвовали в мировых соревнованиях. А на региональном уровне команда борется исключительно за свой профессионализм. То есть оценивают ваш талант и подготовку. Поэтому мы просто делали то, что умели.

— Можно ли купить судей?

— Купить судей можно. Иначе как бы занимали первые места команды, которые не обладали должной техникой, синхронностью и хоть каким-то профессионализмом в гимнастике.

— Значат ли что-нибудь дружеские и родственные связи в мире гимнастики?

— Да, значат много. Друг в мире гимнастике может посоветовать тебя нужным людям или подсудить, если тот находится в судейском составе. Родственные связи, конечно, более весомы. Они помогают продвинуться по карьерной лестнице. Родители «проталкивают» детей к лучшим тренерам, в более опытные команды или презентабельные конкурсы. У таких гимнастов всё заготовлено заранее: им зачастую даже стараться не нужно.

— А существовали ли такие семейные династии в вашем коллективе?

— Да, были. Детей, чьи родители были тренерами, в первых рядах отправляли на соревнования. Нельзя было не заметить и особое отношения к таким чадам.

— Тренировки занимали много времени? Жили ли Вы исключительно спортом или были другие увлечения?

— Тренировки не занимали львиную долю времени. Занимались по два – два с половиной часа через день. И я относилась к гимнастике как к развлечению, а не профессиональному спорту. Возможно, поэтому воспринимала это время как отдых.

— Придерживались ли Вы определённого режима питания?

— Нет, я не придерживалась определённого питания. Мой вес был всегда в норме. Чего нельзя сказать о моих одногруппницах. Тренер заставлял сидеть их на диетах. Поскольку выступали мы в костюмах, похожих на купальники, то трясти своими жирами в таком наряде не эстетично.

— Были ли у Вас поклонники?

— Конечно, были. После выступлений часто дарили букет и просили оставить свои контактные данные. Однако я считаю, что такое внимание испытывают все люди, выступающие перед публикой.

— Почему Вы ушли из этого спорта?

— Прежде всего, так случилось, что меня перевели в другую группу. И за полгода я не смогла сойтись с коллективом и найти общий язык с новым тренером. Это было дискомфортно в морально плане. К тому же у меня начали появляться новые увлечения: стала много фотографировать, а занятия гимнастикой стали отнимать много времени. Поэтому я сделал выбор против спорта и за искусство фотографии.

— Тяжело ли было входить в ритм обычной жизни?

— Нет. Это было, скорее, отпуском после долгой работы. Каждый день я испытывала большие физические нагрузки. А после ухода из гимнастики обычные дела кажутся не столь тяжёлыми. Так что я скорее была рада этому.

— Как сложилась жизни после ухода из спорта?

— Я уже упоминала, что начала увлекаться фотографией. Также открыла для себя новый спорт: волейбол. Конечно, занимаюсь я им уже не профессионально, а исключительно для себя.

— Не жалеете о своём уходе из гимнастики?

— Жалею. А теперь ничего больше не остается, как плакать по ночам и есть (смеется). Я могла бы приложить чуточку больше усилий, переступить через себя. Уверена, что моя жизнь пошла бы тогда по-другому. И если гимнастика не стала бы моим профессиональным увлечением, то жизненным хобби осталось точно.

Беседовала Даша Аниканова


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.