Сказ студента СГУ о земле Вилегодской

Известно, что среди студентов Сыктывкарского госуниверситета не только местная молодежь. Есть уроженцы и Африки, и Средней Азии. Но особенно много ребят, приехавших на учебу в столицу Коми из соседней Архангельской области. Одна из них, студентка Института гуманитарных наук Марина Бобкова с любовью рассказала о своих родных местах «Твоей Параллели».

Неповторима Вилегодская земля. Все, кто побывал там хоть однажды, не понаслышке знают и любят ее традиции, кухню, особенный диалект. Многие сравнивают ее с Северной Швейцарией за красоту пейзажей – холмистых угоров и обширных полей. В народе зовут ее просто – Виледь. Есть здесь особенный уголок – Селяна, место такое родное и до боли знакомое, место, где я родилась и выросла.

Великая Охта

Общим названием здесь именуют сразу несколько деревень. Никогда не принято уточнять, из какой ты конкретно деревни. Всегда просто говорят: «Я с Селян».
Все девять деревень расположены в устье реки Вохта, берущей начало в Республике Коми. Старожилы поговаривают, что название у реки изначально было другим – Великая Охта. Но, как это часто бывает, сначала на указателе написали В.Охта, а потом, на новом, и вовсе эта точка пропала. Так Великая Охта стала просто Вохтой, впадающей в другую речку под названием Виледь.

Есть тут подвесной мост, который охватывает Вохту. Это узенький висячий мостик, с которым неразрывно связано мое детство. Мы любили «булькаться» под ним, заходя в воду по колено по круглым обточенным камушкам. Гольяны (так называют мелкую речную рыбешку) задевали наши ноги в воде, и мы были готовы наблюдать за ними часами.

Второе название

Стоя на мостике, можно увидеть пять деревень из девяти. Вот деревня Кузины. До нее рукой подать – пять минут хода по полю узкой тропинкой, протоптанной местными жителями. Почти все деревни в Селянах имеют двойное название. Первое – по документам, второе – по-простому. Кузины называются по документам как деревня Игнатьевская, а Кондаковы значатся в списках как деревня Стафоровская. Это культурный центр Селян, единственная деревня из всех, где есть медпункт, магазин, клуб и библиотека.
По правую руку расположена Закурья. Второе название ее – Фоминская. Змейкой извивается меж пологих берегов Вохта, деля луг на две части – Закуревский и Кондаковский. Слева Борок, небольшая деревушка, меньше Закурьи, стоит на берегу реки Виледь, которые плотно оплетены кудрявой ивой. Она склоняется над самой водой, вглядываясь в свое отражение.

Опустевшие поля

Луга ранее прокашивались полностью. Каждая семья имела свой определенный участок. Часто велись споры. Делили, как говорится, каждую пядь земли. Даже межа (узкая полоса необработанной земли) всегда кому-то да принадлежала. Теперь поля никому не нужны. Зарастают спускающейся год за годом молодой порослью и становятся все меньше.
Деревни располагаются вдоль реки не менее километра. Но видно их не полностью: большая часть затянута зеленью. С моста еще можно увидеть кусочек Подкиевщины (деревня Тырпасовская). Она расположена ниже по течению.

Редкие встречи

Я часто бываю у мамы не медпункте. Меня там все узнают. Здесь я свой человек. Мама принимает в соседнем кабинете, а я невольно прислушиваюсь, о чем беседуют собравшиеся. Пришедшие с разных деревень, они очень рады встрече друг друга. У многих даже появляются слезы радости. Раньше они вместе работали в совхозе. Кто дояркой, кто телятницей, кто сторожем на ферме. Им есть о чем вспомнить. «Носили-то, помнишь, воду из реки, поросят корм заваривать. На угор идешь, идешь, поскользнешься, уронишь ведра, опять назад на реку. Анюха Арсиха в это время огонь клала, чтоб чаны с водой закипали».

До сих пор с болью в сердце у них отзываются поездки за сеном на лошадях на дальние сенокосы. «Проваливались в речку-то, едва лошадь спасли. К дому подъезжаем, а ноги-то в уледочках постукивают: все примерзло. И снять-то их как, не знаешь. Вот они теперь, ноженьки-то и болят».

Прозвища

Обращение друг к другу здесь своеобразные. Некоторых женщин называют исключительно по фамилии, особенно если она редкая для нашей местности. «Смотри-ка, Тряпицына идет», — и сразу становится ясно, что кто приближается. Никогда не скажут: «Ой, Тамара Игнатьевна идет». «У Викулиной надо спросить» — тоже понятно, у кого что спросить надо. Иногда по профессии прозвища придумывают. Говорят так: «Гале-ветеринарке позвони» — кому звонить, объяснять больше не надо. Галя-почтальонка, Лида-бугалтер…

Чаще всего по мужу называют: Шурка Витолиха, Нинка Николиха, Катюха Васиха, Таська Ванина. Это обычный для деревни лексикон. Общаясь между собой, часто обращаются по отчеству: Васильевна, Николавна, Алексевна. Есть, конечно, и обидные прозвища, которые следуют поколениями – Ермаки, Миллионеры. Есть простые, так сказать не совсем обидные, прозвища – Ласточка, Петрован, Президент, Вертолет. Они чаще к мужчинам применяются.

Летняя пора

В деревнях население стареющее. Молодежи практически нет: работать негде. Вот и уезжают все, кто куда может. Только в каникулы, особенно летом, деревни оживают, наполненные детским смехом. Это внуки и правнуки с радостью навещают своих дедушек и бабушек. Те, в свою очередь, готовы их с радостью встретить и накормить всем, что у них есть. А есть в деревне то, чего в городе днем с огнем не сыщешь. У бабули все свое, родное, на огороде выращенное или в лесу собранное. Внуки тоже с этим делом помогают – и на огороде грядочки польют, и с утра в лес за ягодами сбегают. Очень уж любят детки спелую землянику или чернику.

Сельские праздники

Бывают здесь и особенные дни. Те, которые из поколения в поколения чтут и уважают. Это святые праздники. Троица (иначе день березки) как раз таковой. Это большой праздник для всей Виледи. Жители и гости района едут в село Вилегодск на кладбище, чтобы почтить память своих умерших родных и близких. Несут цветы к могилам, обязательно поминают. Те, кто постарше молится у могил, маленькие просто бегают рядом. Большинство из них только по рассказам знает, кто изображен на могильной плите.

Летом ежегодно отмечают Яичное заговение. Это даже не праздник, а скорее некий обряд. Главным угощением стола становятся вареные яйца. Их заранее красят в луковой шелухе. Они становятся они ярко-рыжими. Яйца не только едят, но и придумают с ними различные игры. Веселятся как могут.

Девятая пятница – один из самых главных праздников для нашего уезда. Все в этот день собираются на местном Селянском кладбище помянуть усопших родственников, друзей, знакомых. Со всей области едут люди с полными корзинками всевозможных яств. Даже с отдаленных уголков страны приезжают в Селяна на этот праздник. «На девятую пятницу приеду», — сразу становится ясно, когда сюда вернутся. Сначала у своих на могиле посидят, потом к другим пойдут. Не принято здесь мимо проходить – надо обязательно зайти в соседние оградки и взять что-нибудь перекусить (помянуть, значит).

Каждый год отмечают День деревни. Летом обычно, когда молодежи побольше. Посмотришь, как веселятся, и кажется, что деревни наши живут и процветают. А осень наступит, все разъедутся, и становится там тихо-тихо…

Живут так селяне год за годом. Живут и не жалуются. Ну и пусть там нет скоростного Интернета, газовых плит и водопровода. Но родина – она одна. Ты ее любишь такой, какая она есть. И пусть сейчас я за сотни километров от нее, меня всегда будет тянуть в свой родной уголок.

Марина Бобкова




Сказ студента СГУ о земле Вилегодской

  1. Хорошо, тепло написано! Только «опечаток» много для гуманитарного института)).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.