Сыктывкарские студенты проверили ВКонтакте, информагентство и правоохранительные органы на экстремизм

Студенты сыктывкарской Школы межэтнической журналистики порассуждали на тему «Легко ли стать экстремистом». Отправной точкой для этого стал известный сюжет томской тележурналистки Юлии Корневой. Кроме того, студенты исследовали группы в социальной сети ВКонтакте, релизы правоохранительных ведомств и ленту ИА «Комиинформ». Предлагаем вашему вниманию некоторые из их соображений.

Нина Юшкова

 

Когда я в первый раз увидела ролик об экстремизме, у меня появилось вполне обусловленное желание разобраться в данном вопросе. Как и героев видеоролика, меня возмутил тот факт, что употребление безобидного лозунга «Русский, не пей» приводит к плачевным последствиям. Ради интереса нашла несколько сообществ в социальной сети ВКонтакте, где понятие «русский» используется в корыстных целях. Например, в группе «Традиции предков» чётко прослеживалось превосходство славян перед другими этноязыковыми общностями. Это выражалось в следующих призывах: «не мешай славянскую кровь», «русская кровь должна быть чистой», «знай свою настоящую религию, а не варварскую», «русские не пьют». Когда пролистала стену сообщества, появилось впечатление, что администраторы группы националисты и даже нацисты. Во многих подобных сообществах (в комплексе с красивыми картинками и фотографиями) наблюдалась элементарная подмена понятий. Человек может легко попасть в ряды экстремистов, возможно, это недоработки нашего законодательства. Было бы справедливее блокировать различные сообщества в социальных сетях, удалять с просторов интернета запрещённые видео- и аудиозаписи, проводить профилактические беседы в школах. В то же время есть вероятность, что такой строгий закон заставит каждого родителя внимательнее относиться к своему ребёнку. Уверена, что прослушав композиции некоторых групп, любой адекватный родитель посоветует ребёнку выбрать песни более благозвучные.

Артур Турубанов

К сожалению, в нашей стране достаточно легко попасть под столь опасную статью Федерального Закона № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности». И самое страшное в ней то, что она настолько расплывчата в деталях, что попасть под неё может кто угодно. Будь то явные сторонники экстремисткой деятельности, или подросток, который «лайкнул» пост в социальной сети или добавил аудиозапись, каким-то образом не понравившуюся властям. И того, и другого будут судить одинаково. Так где справедливость? А суды разводят руками, мол, всё прописано в законе. А взглянув на него, понимаешь, что можно на любого пальцем ткнуть и осудить его по этой статье. Попав в список экстремистов, оттуда уже не будешь вычеркнут и останешься «врагом народа», так ещё и навесят кучу ограничений. И это всё за репост. За примерами далеко холить не нужно. Материалы 2016 года. Пять месяцев колонии получила воспитательница детского сада Евгения Чудновец за репост видео об издевательствах над ребенком. В мае житель Твери получил два года и три месяца колонии-поселения за репост материала «Крым — это Украина» публициста Бориса Стомахина. Сейчас уже редко можно увидеть подобные новости. И не потому что власть внесла правки в закон. Просто люди боятся. Ведь если ты выразишь своё мнение, пусть даже о том, что ты сторонник мира и противник войны, тебя посадят за экстремизм. Да и если подумать, статья очень удобная. Не нравится тебе власть – тебя быстро посадят, как политического преступника. Даже если на словах не нравится. А разбираться никто не будет, говорил ли ты о том, что именно тебе не нравится: как дороги ремонтируют, или те, кто руководит страной.

Илья Лисов

Легко ли стать экстремистом в 21 веке? Мне кажется, что не совсем. Тем не менее среди некоторых граждан распространенно мнение, что любое инакомыслие в государстве недопустимо, и это самое государство борется с этим всеми силами и методами. Это частично действительно так, государство с этим борется всеми силами, но не всеми методами. Любое современное государство борется с нарушителями закона (а экстремисты это именно те, кто нарушают закон) абсолютно законными методами. “Незнание закона не освобождает от ответственности”. Смысл этого высказывания в том, что за каждое правонарушение лицо должно нести ответственность вне зависимости от того, знало оно о том, что его действия нарушают закон, или нет. Однако в этом проблема современного государства, где законов много, и они подчас едва ли не противоречат друг другу. “Закон о митингах”, например, противоречит Конституции РФ, что дает дополнительную возможность государству влиять на свободу слова людей, которые так или иначе вредят этому государству. Тем не менее человеку, который не ставит целью как-то навредить своему государству и другим его гражданам, обычно нет нужды волноваться о том, что его могут ложно обвинить в экстремизме или любом другом правонарушении. Также очень часто можно услышать такие слова: «Считаю странным, что в итоге судят только меня одного — из-за того, что кто-то из православных активистов увидел именно мою страницу». То, что судят только кого-то конкретного, не говорит о том, что закон работает неправильно и под статью об экстремизме можно подвести любого, это говорит лишь о том, что конкретно кому-то на данный момент “не повезло”, а другому “повезло”, но и те, и другие нарушают закон, что влечет за собой ответственность, либо административную, либо уголовную, т.к. перед законом все равны. Здесь достаточно наглядно приводят списки тех, кто в 21 веке стал экстремистом. Различного рода националисты, разжигающие национальную рознь, анархисты, призывающие к государственному перевороту (не путать с революцией), и прочие любители солярных символов. Да, есть и те, кто не хотел ничего плохого (журналистка, которая опубликовала ВКонтакте фотографию родного двора времен немецкой оккупации), но судебная система, как мне кажется, идеальной быть не может по определению. Роскомнадзор, к слову, в апреле 2015 года дал четкое разъяснение о том, что демонстрация нацисткой символики без цели пропаганды не является нарушением закона.

Полина Чернопыская

На самом деле даже проще, чем кажется. Для этого не нужно быть жестоким террористом, преступником, который действительно готов вести за собой огромные массы, призывая их к экстремистской деятельности. Нет, всё гораздо проще. Вы можете даже не сразу узнать, что вы стали экстремистом.

Представьте, к примеру, что листая новостную ленту в социальных сетях, вы заинтересовались каким-либо музыкальным клипом новой, но уже достаточно популярной группы или же любопытным постом на тему политики или культуры другой национальности. Вы решаете его выложить на своей странице, продолжая дальше заниматься своими делами. И тут вдруг вы узнаёте, что попали в список экстремистов. Впереди вас ждёт суд, штраф, а возможно, даже и срок. Возникает вопрос: «Но как же так? Я ведь ничего такого не сделал? Я даже не знал, что в этом есть хоть какой-то намёк на экстремизм».

В такую ситуацию может попасть абсолютно любой человек. Поэтому, чтобы обезопасить себя в будущем, необходимо знать, какая информация является экстремистской, знать, какая мера ответственности грозит за распространение такого материала.

Работников СМИ это касается в первую очередь. Ведь СМИ — это четвёртая власть, это те люди, которые представляют мнение народа. На них лежит большая ответственность за то, что они пишут и говорят.

Алексей Сотников

Если рассуждать с точки зрения самого определения экстремизма, а именно, что это приверженность крайним взглядам, методам действий, которые противоречат действующим законам, выходит, что любое высказывание, которое хоть в малой степени критикует власть, является экстремистким. Слова Феликса Дзержинскиого: «То, что вы не сидите, это не ваша заслуга, а наша недоработка», — полностью характеризуют сложившуюся ситуацию: за неосторожное высказывание, пускай и шуточное, можно получить реальный срок. Так, например корреспондентка Дарья Полюдова отсидела два года за «репост» картинки в социальной сети ВКонтакте. Другой случай: срок за призыв, касающийся чеченского народа, получил журналист Роман Юшков. Эти два, казалось бы, разных случая имеют одну отличительную черту: оба получили сроки за высказывания своего мнения, что является прямым нарушением конституции. Технически они не совершили ничего противозаконного, однако в нынешних условиях слова «железного Феликса» приобретают особое значение, ведь во главу угла становится не факт того, что ты высказываешь что-то противозаконное, а то, что оказался «в нужное время в нужном месте». Таким образом, любой человек может быть приравнен к экстремисту.

Инесса Шпарвассер

До ШМЖ я как-то не особо об этом задумывалась. У нас были пары с Викторией Пименовой (руководитель Управления Роскомнадзора по Коми), которая рассказывала о правовой стороне журналистики. Было там что-то и про экстремизм. Но я как-то не придала этому большого значения, послушала про «Рубеж севера» (организация в Республике Коми, признанная экстремистской) и забыла.

После просмотра видео ТВ2 я всерьез задумалась: а вдруг и у меня что-то такое есть на странице? Или вдруг я могла что-то выложить? И на всю жизнь стать террористом? Или не на всю… И слишком много осталось непонятным. Например, почему лидер группы, исполнивший песни, баллотируется в мэры, а парень, сделавший репост их клипа, — экстремист. Почему нельзя говорить: «Русский, не пей!» и почему тогда вообще сразу не блокируют такие видео и записи, чтобы обезопасить людей от такого «гордого» звания, как «террорист».

Посмотрев ленту «Комиинформа», я увидела немало материалов про экстремизм. Один из них про антесимита. Он действительно призывал людей к насилию, и это нормально, что его осудили. Похожий пример в новости про жителя Инты, который создал группу с экстремистским содержанием. Тоже понятно, что поддерживать терроризм, – неправильно.

Однако у меня двоякие чувства. В материале ведь не указано, что конкретно он писал на своей странице (потому что нельзя это писать или потому что сводка была уже такой?). Может, там тоже было что-то вроде призыва не пить, адресованного русским.

И если все действительно так серьезно, об этом нужно писать везде, чаще и больше. Очень просто сделать репост, а потом оказаться «террористом». Обычному человеку ведь и в голову не придет, что «русским» в определенном контексте быть оскорбительно…

И если обращаться к «русским» так, как на заборах, нельзя, то почему форум, одна из тем которого – профилактика экстремизма, называется «Мы – россияне»? Есть ли большая разница между этими понятиями?

Материал стажеров публикуется в рамках проектов «Школа Комиинформа» и «Школа межэтнической журналистики»




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.