Лидер «Том изьватас» Александр Терентьев: «Мы – коми, дробить нас не стоит»

Несмотря на молодость, изьватас Александр Терентьев добился впечатляющих высот на общественном и профессиональном поприще. Молодой человек родился в деревне Пустыня села Краснобор в Ижемском районе. Закончил специалитет по направлению Международные отношения в Сыктывкарском государственном университете, а затем поступил в аспирантуру. Во время учебы в СГУ ездил учиться в Норвегию, был одним из первых послов Арктического университета.

Сейчас он начальник отдела туризма Финно-угорского этнопарка, занимается созданием и продвижением туров по Республике Коми. Активно участвует в общественной деятельности. Входит в президиум ассоциации финно-угорских народов России от Республики Коми, президиум Баренц Молодежного Совета, где представляет Россию и Республику Коми, в Союз Коми Молодежи, Том Изьватас.

Сыктывкар – самый коми город

— Александр, как ты добился таких успехов?

— Во время учебы в Норвегии в Тромсё познакомился с людьми, которые помогли наладить связи с другими организациями. Я стал участником одной из тематических сетей, которая занимается CSR – это корпоративная, социальная ответственность. Мы занимаемся компаниями, работающими в Арктическом регионе, оцениваем их взаимодействие с обществом и то, насколько они улучшают инфраструктуру. Например, у нас в республике это крупные компании: Лукойл, Монди СЛПК. Они финансируют улучшение муниципальной инфраструктуры, несут социальную нагрузку. Но пока нет четко выработанного плана действий, не хватает изменения самого общества. Один зарубежный профессор сказал: «Это хорошо, что такие компании финансируют строительство социально важных объектов, например, школ. Но кто в этой школе будет учиться, если люди уезжают, потому что нет развития в других сферах – экология страдает, люди болеют».

CSR для меня был чем-то новым, я не слышал об этом университете, я вообще не знал о таком направлении, хотя оно очень актуально, я бы даже сказал мейнстримное в наше время. Как раз на таких мероприятиях за границей ты можешь почерпнуть что-то новое в науке, актуальные направления, веяния, которые еще мало изучены, где можно себя попробовать и стать специалистом.

— Ты прекрасно говоришь на коми и английском языках, часто ездишь по разным странам. Почему с таким потенциалом ты остался в республике, а не переехал в Москву или Питер? Что тебя держит здесь?

— Я с детства думал, что никогда не останусь в республике и даже в России, а перееду жить в другую страну. Грезил очень сильно этим. И для этого даже поступил на международника. Однако с течением времени я понял, насколько люблю родной край, насколько мне здесь комфортно, как хорошо быть в своей национальной среде, когда вокруг родной язык, родная культура, менталитет. Что самое интересное, Сыктывкар из всех городов республики – самый коми город. Даже люди других национальностей в Сыктывкаре все равно перенимают ментальность коми народа. Выезжаешь в Киров, Казань, не говоря уже о Москве и Питере, там уже совершенно другой менталитет. Именно этим отношением к жизни, природе меня засасывает мой край.

В будущем я планирую заняться бизнесом, чтобы можно было чаще выезжать за границу, и была возможность пожить там, может, полгода. Но я связываю свою жизнь только с Республикой Коми.

Я часто езжу, я люблю погулять, отдохнуть. Но через какое-то время чувствую, что хочется домой. Неважно, зима это или лето, все равно, этот воздух, особенно в Ижме, чарующий. И я четко представляю, что на пенсии у меня есть большой дом где-нибудь на обрыве около реки Ижмы в своем родном селе: там комфортно, родные люди, запах, природа. Ни с чем несравнимое ощущение, когда ты приезжаешь домой.

Одно дело ты едешь заграницу, видишь что-то новое – это классно, круто, это новые ощущения. Но возвращение домой – это намного круче. Я сам не понимаю, почему так происходит. Но это хорошо, кто-то же должен оставаться, не всем же уезжать.

Коми и Арктика едины

— Совсем недавно ты вернулся из Финляндии, где собирался Совет БРИК. Расскажи, пожалуйста, о мероприятии и в целом об организации, так как многие, живя в республике, не знают, что мы входим в Баренцев регион.

— В Финляндии проходило сразу два мероприятия параллельно. Большая сетевая конференция «Северный потенциал Баренц Региона» проводилась при поддержке торгово-промышленной палаты Финляндии. Основными темами были бизнес и туризм в Баренц регионе, отношение к людям серебряного возраста, так называемым пожилым людям и людям пенсионного возраста, и молодежь. Последние две темы – такие две грани, очень связанные. Молодежь, которой некуда идти работать, что она может делать, транзит через бизнес, чтобы они могли какие-то возможности открывать. И пенсионеры, которые, может, еще хотят работать, но не всегда их берут на работу и куда им двигаться, может, в тот же бизнес. И как раз эти три вещи и стали краеугольным камнем этой встречи.

На следующие день у нас было заседание Совета, не президиума, а полностью Совета – это представители всех регионов Баренц региона, а их у нас 15: пять регионов России, три региона Норвегии, четыре региона Финляндии и два – Швеции, и еще один представитель от коренных малочисленных народов.

— Расскажи в целом о Баренц регионе, о Совете, так как многие не знают о его существовании, не знают, что Республика Коми входит в его состав.

— Баренц регион, а точнее Баренц Евро-Арктический Совет – это большая организация, которая включает в себя 14 регионов четырех стран (Норвегия: губернии Финнмарк, Трумс и Нурланд; Россия: Мурманская и Архангельская области, Ненецкий автономный округ, Республики Коми и Карелия; Финляндия: губернии Лапланд, Оулу, Каину, Северная Карелия; Швеция: губернии Норботтен и Вестерботтен). Мы все находимся в бассейне Баренцева моря. Наша республика связана с Баренцевым морем через реку Печора.

Деятельность Совета направлена, прежде всего, на развитие потенциала этого региона, приграничное сотрудничество. Регионы похожи, похожие проблемы, и чтобы мы были сильнее и позиционировали себя как единый центр, было создано это сотрудничество в 1994 году. Была подписана Киркенесская декларация в Норвегии в городе Киркенес, на границе между Норвегией и Россией. Киркенес — такой город с богатой историей, при этом там проживает огромное количество граждан России, которые уже являются гражданами Норвегии, но исторически они россияне и говорят на других языках. Киркенес — центр сотрудничества в Баренц регионе, не удивительно, что там находятся штаб-квартиры Международного Баренц Совета и Норвежского Баренц Секретариата.

У этой структуры есть несколько подразделений – это Баренц Региональный Совет, куда входят представители государственных органов власти регионов. Также существует Баренц Региональный комитет, он работает непосредственно по основным направлениям деятельности – это, например, безвизовый режим внутри Баренц региона, наша давняя мечта, и, я надеюсь, она когда-нибудь осуществится, потому что сколько можно. Сотрудничество по горизонтали (на уровне людей) очень важно, сейчас чтобы добраться в Архангельск все равно надо лететь в Москву, чтобы улететь в Киркенес, надо лететь в Москву, оттуда в Мурманск и из него на машине ехать в Киркенес – это очень неудобно, неразвита транспортная сеть. Мы стремимся к тому, чтобы была общая транспортная структура, которая могла бы соединять регионы, морские пути – все это могло бы позволить нам работать в Баренц регионе, развивать единое направление.

Однако существуют и минусы, прежде всего, это то, что Норвегия вкладывает огромные средства, но видимых прорывов мы не наблюдаем. Потому что не все дается на откуп регионам, они не могут зачастую решать вопросы, все надо согласовывать с федеральным центром в случае с Россией, в Норвегии сами губернии тоже не могут решать вопросы без вмешательства Осло. Надо, чтобы регионы могли это делать и развиваться. И пока нет такой политической воли государства, мы не можем прийти к таким крупным сдвигам в данном направлении.

Еще одно подразделение Баренц Совета – это Баренц Региональный Молодежный Совет. Был создан давно, туда входят представители от каждого региона плюс представители от коренных малочисленных народов. У нас в регионе проживает три таких народа – это вепсы, ненцы и саамы, их меньше всего, а карелы и коми являются коренными, но не малочисленными народами, поэтому у них нет отдельного представительства. Хотя языки, карельский и коми, так или иначе представлены на наших мероприятиях. Молодежный Совет занимается молодежными проблемами, продвигает различные проекты. Наш состав Совета и президиума очень много работает, мы запустили много новых проектов. Если раньше у нас было недостаточно много проектов, зачастую это только ежегодное мероприятие в одной из стран-участниц (Barents Annual Event – в 2016 году проходило в Республике Коми в этнопарке села Ыб), то сейчас мы запустили уже линейку проектов. Например, мероприятия, связанные с компьютерными играми, разделенные на две части. Первое это турниры по компьютерным играм, второе – создание продукта: либо игра, либо мобильное приложение, связанное с культурой, бытом, с историей Баренц региона, может любую форму принять.

Следующее мероприятие – это «Career Development» («Развитие Карьеры»), где мы покажем молодежи, куда она может идти дальше в жизни, как трудоустроиться, как начать бизнес.

Третье мероприятие называется «Sex Health» («Сексуальное здоровье»), сексуальное воспитание – очень острая тема во всем Баренц регионе. Количество заболеваний, передающихся половым путем, в молодежной среде растет из года в год, особенно ВИЧ. Эта проблема касается Баренц региона, поэтому мы решили, что это важно, и это касается не только заболеваний, но и отсутствия сексуального воспитания, образования в школах, использования контрацептивов. Очень важная тема – сексуальное насилие в среде молодежи.

Еще одна острая тема – отношение к сексуальным меньшинствам. Весь этот спектр, который волнует молодежь, это темы, не табуированные для молодежи. Они могут говорить об этом, хотят об этом говорить. Поэтому решено было, что эта тема важна и мы будем проводить это мероприятие, оно тоже пройдет в этом году в Норботтене (Швеция) при поддержке Шведского председательства в Баренц Евро-Арктическом Совете.

— Какова роль Республики Коми в Баренц регионе?

— Республика Коми очень давно входит в Баренц регион. Ситуация довольно сложная, с одной стороны, у нас есть проблемы в экологии. Также важно посмотреть на туризм, для меня это является одним из важнейших направлений. Мы можем запустить туристическое направление в Баренце именно через Республику Коми. Наши цены намного приятней, в сравнении с норвежскими, при этом бесподобные места, тот же Маньпупунер. Зачастую на встречах я рекламирую отдельные туристические виды нашей республики: люди в восторге, они все хотят посетить, планируют, что они приедут и побывают на Уральских горах, Щугоре, Воркуте, Ижме, Усть-Цильме. Республика красива, она огромна и самобытна.

«Коми войтыр» и «Изьватас» работают вместе

— Ты являешься частью «Том Изьватас» и неплохо общаешься с Анной Махотиной, которая возглавляет «МИ». Что ты думаешь о недопонимании и конкуренции между лидерами «взрослых» объединений «Изьватас» и «Коми войтыр»? Почему они возникают?

— Конечно, некоторое недопонимание иногда возникало, но никогда это не афишировалось в официальной среде. Сейчас этого нет. «Коми войтыр» и «Изьватас» идут рука об руку. Могу сказать, что Алексей Иванович Габов (лидер «Коми войтыр») и Николай Васильевич Рочев (лидер «Изьватас», скончался в 2018 году), когда еще был жив, очень тесно работали по большому спектру вопросов. Более того, изьватас Олег Михайлович Терентьев, известный в Ижемском районе общественный деятель, вошел в президиум «Коми Войтыр». Это важный сигнал о том, что Ижма, а точнее ижемцы не откалываются, они в общей структуре «Коми войтыр», они работают вместе.

Посмотрим на последний съезд коми народа, все проблемы у нас едины. Коми-ижемцы не говорят: «Мы отдельный народ, и мы отделяемся». Нет, мы такого не говорим, мы заявляем, что у нас есть своя самобытность, отдельная история, и у нас есть наши братья и сестры, проживающие в других регионах, и их тоже надо защищать. Лидеры «Изьватас» раньше считали, что их права не отстаивались. То есть на Ямале, в НАО, в Ханты-Мансийском автономном округе, в Мурманской области коми-ижемцы нуждались в помощи с родины, Республики Коми – для этого была учрежден «Изьватас», ну и в экологических целях еще.

Сейчас же мы видим, что «Коми войтыр» также заинтересован в этих людях. Ведется совместная работа, создаются специальные учебники на ижемском диалекте коми языка. Более того, люди из Салехарда обучаются в Сыктывкаре на преподавателей коми языка на финно-угорском направлении. И они вступают в ряды не только «Изьватас», но

«Коми Войтыр». Яркий пример – это Ира Терентьева из Салехарда, которая училась в Сыктывкаре, при этом состояла как в «Изьватас», так и в «Коми войтыр». Более того, когда спрашиваешь ее: «Кто ты?», она отвечает: «Я изьватас». Но она не отделяет изьватас от коми, она коми. Но ее родина – это Ямал, и она душей и телом болеет за Ямал, потому что теперь это их родина.

— Каково твое отношение к давним попыткам ижемцев получить статус коренного малочисленного народа?

— Это очень сложный вопрос, и мы можем выделить несколько его аспектов. Зачем вообще коми-ижемцы хотели и, может, хотят еще получить статус коренного малочисленного народа севера? Вот у нас в республике есть закон об оленеводстве, работающий более-менее. Но очень много вопросов по природопользованию. Почему мы должны платить те или иные налоги на то, что наши предки делали веками – на рыбу, охоту, оленеводство? Ханты, манси, ненцы, саамы – они коренные малочисленные народы Севера, и они не платят налоги. Поэтому быть оленеводов ненцам выгоднее, чем коми-ижемцем. Поэтому когда будет перепись населения и ижемцев спросят: «Кто ты?», скажут: «Да я ненец». Потому что это выгоднее, это вопрос выживания. Оленеводов уже крайне мало, что у нас в республике, что в других местах, число сокращается. А помощь нужна. По этой причине поднимался этот вопрос о статусе коренного малочисленного народа Севера у ижемцев.

Нужно ли сейчас отделение коми-ижемцев? Именно сейчас Россия входит в ту стадию, когда дробление выгодно определенным силам. Раздробление – значит ослабление. Дробление – это плохая тенденция. Коми народа не так мало, но мы потеряли пермяков, хотя что мешало присоединить их к нам во время ликвидации Коми- Пермяцкого АО? Ничего не мешало. Вопрос политический, и он был решен в пользу создания Пермского Края. Коми-пермяки – это наши братья, язык-то один. Да, он отличается иногда, но ижемский диалект тоже отличается, многие не поймут, что ты скажешь. Но это же не проблема, язык никогда не был проблемой.

Я смотрю на карту республики и понимаю, какое население где проживает, где сколько коми. И нам выгоднее сейчас, работая вместе с «Коми войтыр» позиционировать себя как единый народ. Раньше бы я сказал: «Мы ижемцы, отдельный народ». Но это не так. Да, мы другие. Если меня спросит коми человек, кем я себя считаю, то я отвечу, что я ижемец. Но из политических соображений, на официальных мероприятиях, я все равно буду подчеркивать, что мы часть коми народа, мы не отделяемся. Мы – коми, дробить нас не стоит. Мы сильны, пока мы едины, как бы банально это не звучало. Еще банальнее аналогия с прутиком и веником – но это правда. И в следующей переписи населения ни в коем случае не надо дробиться, даже таким образом.

— Ты являешься ярким представителем коми молодежи, продвигаешь коми культуру и язык. Как ты отнесся к реформе родных языков? Как в сложившейся ситуации сохранить наш язык?

— Я крайне негативно отношусь к этой реформе, с самого начала я был противником того, чтобы закон о родном языке был принят и внедрен. Может быть, инициирован он был под правильным началом, чтобы была возможность больше учить родной язык. Но мы же видим сейчас совершенно другие вещи. Например, Ижма, не знаю, как в других районах, все-таки я из Ижемского района, поэтому могу сказать про нее. В ижемской школе изучают коми язык как государственный (до реформы было деление на коми родной и коми государственный, для тех обрусевших районов республики), а не как родной. И это в Ижме! Нашему муниципалитету, нашей администрации и школе должно быть стыдно, что такое допустили в «самом коми районе» республики. Для меня это крайне возмутительно, что в моем родном районе такое люди себе позволяют. И более меня возмущает, а народ-то что? Когда экологические проблемы, у нас хорошо говорят, когда о школе, все молчат. Это очень важный вопрос. Язык мы теряем, количество людей, владеющих языком, уменьшается, количество финансирования снизилось. Ну, посмотрим к чему это приведет.

У нас есть, к счастью, Центр языковых технологий, который возглавляет Марина Федина. Он сейчас подструктура Министерства национальной политики, что очень радует. И вот такие организации помогают нам двигаться дальше, сохранять коми язык.

Мы сейчас беседуем с тобой в здании Дома Печати, где тоже огромное количество людей, работающих во благо коми языка, люди из Издательского дома Коми, журнала «Арт». Они двигают коми язык. Но этого недостаточно. Недостаточно эффективно работают и молодежные структуры. Тот же Союз коми молодежи, в который я вхожу, могу сказать, что мы не эффективно работаем, могли бы лучше. Посмотрим, еще не все закончилось.

— Прошлый год запомнился нам не только языковой реформой, но и новостью, что у нас под боком, в Архангельской области, строят Экотехнопарк, другими словами, мусорный полигон. Как нам с этим бороться?

— Вопрос очень болезненный. Вообще не понимаю людей, которые под боком у Республики Коми, экологически взрывоопасном регионе надумали строить этот мусорный полигон для московского мусора. Это решение настолько глупое и необдуманное.

— В Архангельской области еще осталось немного незагрязненной девственной природы, и это надо сохранять. И еще один аспект – это Баренц регион, где, с одной стороны, декларируем, что мы за экологию и за единый, чистый Баренц, а с другой стороны, этот мусорный полигон на границе двух регионов, входящих в состав Баренц региона. Вся экосистема Севера очень чувствительна, как и в любом месте, а на Севере тем более. И об этом никто не думает. Слава Богу, что у нас есть люди, которые двигаются в правильном направлении, чтобы не допустить строительства этого полигона.

Беседовала Ольга Иевлева




2 Лидер «Том изьватас» Александр Терентьев: «Мы – коми, дробить нас не стоит»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.