Межнациональная любовь

В наше время смешения национальностей не избежать. Под влиянием чувств мы не смотрим ни на разрез глаз, ни на цвет кожи. А разные культуры — это еще один повод узнать друг друга и мир лучше. И когда рождается глубокое подлинное чувство — это прекрасно. Студентка Школы межнациональной журналистики в Сыктывкаре Эмма Рочева стала счастливой заложницей межнациональной любви. Она рассказала, все ли гладко в отношениях коми девушки и татарина.

Я слышала, конечно, истории пар, которые, имея разную национальность, сталкивались с непониманием близких. И это я не говорю даже про те народы, где брак с человеком другой национальности вообще недопустим. За окном 21 век, и я думала: «Что за бред? Любовь иррациональна и не смотрит на внешность и культуру». Но два года назад и мне с моим молодым человеком пришлось столкнуться с недопониманием со стороны родных. Конечно, это не было глобальной проблемой, как, например, у восточных народов, но некоторые высказывания нам выслушать все же пришлось.

Итак, он татарин, я коми. У него традиционная татарская фамилия, у меня – традиционная коми. Его семья из Татарстана и Башкортостана, переехали в Усинск еще до его рождения из-за работы. Моя семья живет в Коми, как говорится, «испокон веков».

Когда мама узнала, что я начала дружить с татарином, обмолвилась: «Я думала, ты найдешь коми мальчика…». И пока не познакомилась с ним, часто интересовалась, не обижает ли он меня. Мой брат воспринял мою личную жизнь в штуки: «Как татарин? Мы живем в Республике Коми, где ты его откопала? Ты уверена, что он будет нормально к тебе относиться?». Кое-кто высказался вообще против: «Он же мусульманин, у вас разные религии. Многоженство, другое отношение к женщинам. Ты головой думаешь? У вас с ним точно ничего не получится». Но я всегда была упрямой и на все подобные высказывания молча улыбалась. Я знала, что слушать все равно никого не стану.

В его семье почти аналогично восприняли меня. Шутили про алкоголь, говорили, что коми нельзя прикасаться к нему, ведь «большинство коми пьют». Родные из Башкортостана интересовались, ем ли я и моя семья сырое мясо и сильный ли у меня акцент. Его мама изначально выступила против, мол, татарка будет лучшей хозяйкой, нежели коми девушка. Разве коми девушка знает, как готовить традиционные блюда, такие как вак-бэлиш и эчпочмак? Однако все эти пересуды постепенно сошли на нет.

Что же касается нас, национальность дала там больше возможностей узнать друг друга: мы выучили несколько слов на наших языках, узнали некоторые обычаи и немного разбираемся в кухне наших народов. Планируем летом посетить и Луд, и Сабантуй. Я уже привыкла, что после каждого приема пищи он говорит: «Рахмат зур этеб» (Большое спасибо), хотя сначала для меня это было крайне удивительно. Также он познал «прелести» коми охоты, когда мой папа вытащил его на охоту в четыре утра. «Это был интересный опыт, но я больше не пойду», — была его реакция. И да, я научилась печь эчпочмаки.

Прошло уже два года, и у нас все хорошо: нашу пару приняли, и в каждой семье нас любят. Моя мама периодически подкалывает меня: «Ты сама уже как татарин…»; «Ну, татары ушлые, ты за ним как за каменной стеной будешь…». Его мама здоровается со мной по-коми: «Видза оланныд» и за стол приглашает словом «пуксьы» (садись), но при этом называет меня «татарской женой». Недавно наши родители познакомились. Было довольно интересно наблюдать, как общаются представители двух разных культур. Татарская семья больше о чем-то рассказывала, чем-то делилась, а коми – больше слушала. Его семья приехала не с пустыми руками: подарили большой казан, чайник, много солений и цветы. Моя же семья накрыла большой стол, а главным блюдом оказался запеченный глухарь, которого поймал папа на охоте.

Эмма Рочева




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.